postheadericon Почему клювы и лапы у птиц разные?


Клювами птицы обзавелись постепенно — сначала с зубами, а потом и беззубыми. У современных птиц зубов нет, но клювы у них по форме и величине очень разные. Почему же у птиц такие непохожие клювы?

Впервые правильный ответ на этот вопрос дал Чарлз Дарвин в книге «Происхождение видов», написанной более ста лет назад. Мысли, изложенные в этой книге, возникли у Дарвина после посещения Галапагосского архипелага.


Природа этих «заколдованных островов», так называли их путешественники, малопривлекательна — непроходимый колючий кустарник, кактусы, острые гребни лавы и лишь кое-где вдали от берегов — тропический лес с папоротниками и орхидеями. Животный мир не богат, но своеобразен. Старожилы архипелага — гигантские черепахи, крупные ящерицы-игуаны и небольшие птички-вьюрки.
Птичками-то и заинтересовался Дарвин. Дело в том, что сейчас такие вьюрки нигде, кроме Галапагосских островов, не встречаются. Их насчитывается там около десяти видов, и они мало чем отличаются друг от друга по величине и окраске, но у всех у них разные по форме и размерам клювы. Дарвин предположил, что все виды галапагосских вьюрков произошли от пары или группы колонистов, когда-то прилетевших с материка.
Почему же со временем клювы у них стали разные? Дарвин объяснил это так: возможно, что у первых прилетевших на острова вьюрков был короткий и толстый клюв, удобный только для собирания зерен. Вначале зерен хватало всем птицам; опасных врагов не было, и вьюрки быстро размножились. Вскоре им стало не хватать привычной пищи, и голодные птицы стали клевать насекомых, добывать нектар из цветов.
Изменение меню не могло не отразиться на орудии добывания пищи — клювах. Конечно, клювы изменились не сразу. Вначале, как и обычно, из яиц вылуплялись птенцы с нормальными клювами, но у некоторых птенцов клювы оказывались чуть-чуть длинней, а у других птиц чуть-чуть короче. Вьюркам с удлиненными клювами стало легче ловить насекомых. В конце концов у охотников за насекомыми появились по-настоящему длинные клювы, а у любителей нектара клювы приобрели к тому же и изогнутую форму.
В наши дни на Галапагосских островах обитает несколько групп вьюрков, не ссорящихся друг с другом из-за пищи. Вьюрки с короткими и массивными клювами специализировались на семенах растений; с крючковатым клювом попугая — поедают почки и плоды; с клювом-долотом — питаются личинками, извлекая их из-под коры; с тонким клювом-пинцетом — склевывают насекомых с веток и листьев растений. Такое разнообразие в меню выгодно всем вьюркам — ведь в одной и той же роще может прокормиться в несколько раз больше птиц, поедающих различные корма, чем питающихся только одним.
На материках, в условиях жестокой борьбы за жизнь, образование новых видов шло несколько иными путями. Но и здесь выживали только те птицы, которые лучше приспосабливались к условиям окружающей среды и у которых клюв был наиболее удобным для добывания пищи.
Как же устроены клювы у различных птиц?
Наверное, вы не раз наблюдали, как утка, опустив клюв в воду, громко «щелкочет». Не подумайте, что она просто развлекается, нет, она ловит плавающих в воде рачков, личинок насекомых, достает семена водных растений. Внутренние края клюва у утки снабжены рядами роговых пластинчатых зубчиков. Когда клюв закрыт, зубчики верхней челюсти входят в зазоры между зубчиками нижней. Большой мясистый язык утки покрыт по краям роговой оболочкой и тоже усеян зубчиками. Вместе с зубчиками челюстей бахромчатый язык, подобно «китовому усу», образует частое сито. Утка языком, как поршнем, засасывает воду через слегка приоткрытый клюв, затем закрывает его и выжимает воду сквозь сито, на котором задерживаются мельчайшие водные организмы — ее пища. Клюв и язык нужны уткам также для осязания. Они помогают им охотиться «ощупью» в сумерках и ночью. А язык, кроме того, закрывает дыхательные щели и не дает утке захлебнуться, когда она окунает голову в воду.
В Азии, Африке, Южной Америке, по берегам мелководных илистых водоемов с соленой водой, водятся красивые бледно-розовые птицы фламинго. Селятся они колониями, их большие конические гнезда из ила и водных растений торчат из воды, как полузатопленные муравейники.
У фламинго длинные шеи, длинные ноги и широкие перепончатые лапы, позволяющие им отлично ходить по вязкому илу. Очень интересно устроен у фламинго клюв. Небольшой, плоский сверху, он загнут вниз под тупым углом, как бы надломлен. Между челюстями находится огромный язык, усаженный длинными и тонкими сосочками.

Охотятся фламинго так: зайдут в воду по колено, а то и по брюхо и опускают голову глубоко под воду, а клювом пользуются, как совком — загребают им жидкий ил. Затем, слегка приоткрыв клюв, процеживают ил через сосочки языка, которые и задерживают мелких водных животных — рачков, червей, моллюсков.
Иначе устроены клювы у птиц — охотников за рыбами. Обитатели Антарктики — пингвины — очень искусные рыболовы. Они плавают и ныряют, загребая воду крыльями, которые служат им как мощные ласты, а рулят далеко вытянутыми назад ногами. Рыбу пингвины ловят, догоняя ее в воде и схватывая сильным и острым клювом. Удерживать скользкую и верткую добычу им помогает язык и нёбо, сплошь усаженные твердыми роговыми отростками.
Так же ловко ныряют за добычей крохали и бакланы. Вытянув вперед шею, плотно прижав крылья к туловищу, они гребут широкими редкими взмахами перепончатых лап. Пилообразные зазубрины на краях клюва у крохаля и острый крючок на конце клюва у баклана помогают им схватывать и прочно удерживать добычу.
Совсем по-другому пользуется своим клювом африканская птица змеешейка. Нырнув, она откидывает назад шею с острым, как шило, клювом. Приблизившись к добыче, змеешейка с силой выбрасывает вперед голову и словно копьем протыкает рыбу. Вынырнув на поверхность, змеешейка резким взмахом головы стряхивает рыбу и ловит ее на лету, широко разинув клюв.
Странно выглядит клюв у тупиков, или топориков. Он короткий и толстый у основания, ну точь-в-точь, как пожарный топорик. Гнездятся тупики на Айновых и некоторых других островах Северного Ледовитого океана. Своим крепким клювом они вырывают в мерзлом грунте длинные норы, откладывают в них яйца и выводят птенцов. Новорожденные очень прожорливы, и родители беспрестанно таскают им небольших рыбок. Охотничьи угодья топориков обычно находятся далеко от гнезда, и если бы родители таскали по одной рыбке, птенцам пришлось бы голодать. Но топорики-«хитрецы». Поймав рыбку, они поворачивают её в клюве поперек, оттесняя к углу рта и прижимая языком к нёбу: теперь птица вновь может ловить рыбу. Возвращающийся с промысла тупик имеет своеобразный вид — из клюва у него во все стороны торчат рыбьи хвосты и головы.
А вот у пеликана клюв сверху плоский и оканчивается крючком. Нижняя часть состоит из тонких гибких косточек, на которые, как на каркас, натянут кожаный мешок. Откроет пеликан клюв — мешок растягивается, получается настоящий «сачок», которым он и черпает рыбу. Стоит пеликану закрыть клюв — и рыба оказывается в западне. Однако, прежде чем проглотить ее, рыболов чуть-чуть приоткрывает клюв и, опустив его вниз, выливает воду.

В Южной Европе и Средней Азии обитает довольно редкая птица колпица. Она похожа на цаплю, у нее такие же длинные ноги и шея, но клюв вроде теннисной ракетки. Таким клювом очень удобно хватать рыбок, лягушек и других мелких водных животных.
Многие птицы ловят рыбу с лета. Выследив добычу, они кидаются вниз, полусложив крылья, и, проникнув под воду, схватывают рыбу своим сильным клювом, заостренным и загнутым на конце. Так охотятся чайки, фрегаты, буревестники, альбатросы.

Оригинально ловит рыбу водорез. Он живет преимущественно возле устьев тропических рек. Клюв у него сжат с боков и напоминает лезвие кухонного ножа. Нижняя часть клюва длиннее верхней и усеяна чувствительными бороздками. Обычно водорез медленно летит над рекой, наполовину опустив клюв в воду. Как только клюв прикоснется к рыбке, он захлопывается и захватывает добычу. Поскольку водорез охотится вслепую, его можно видеть «тралящим» поверхность реки и днем и ночью.
Очень разные клювы у куликов. Ведь кулики охотятся за червями, личинками насекомых, улитками.
У самого крупного нашего кулика — кроншнепа — клюв длинный, тонкий и изогнутый книзу. Охотится кроншнеп в болотах или по берегам илистых озер, глубоко запуская клюв в сырую почву. Конец клюва у него так чувствителен, что кроншнеп, не видя, легко обнаруживает под землей копошащуюся личинку или пробирающегося червя. Нащупав добычу, он вытаскивает ее на поверхность и тут уже проглатывает.
Так же зондируют почву клювом вальдшнеп, бекас, дупель и крошечный гаршнеп. Только клювы у них не изогнутые, а прямые.
Есть среди куликов и обшарщики. Вздернутым плоским клювом переворачивают они камешки, щепки, выброшенные на берег водяные растения.
А некоторые кулики — специалисты по вскрытию раковин. У кулика-сороки клюв — настоящий кинжал. Найдет сорока двустворчатого моллюска и несколько раз сильно ударяет клювом между створками раковины. Причем бьет в одно место, точь-в-точь как колют топором неподатливое полено. Едва между створками образуется зазор, сорока засовывает в него клюв поглубже и производит им сильное вращательное движение. У моллюска рвутся мускулы-замыкатели и мантия отделяется от раковины.
Интересными клювами обзавелись кулики, питающиеся мелкими беспозвоночными. У одних он напоминает пинцет, у других плоский, только на самом конце расширен в маленькую ложечку, очень удобную, чтобы собирать мельчайшие донные организмы.
Казалось бы, какой особенный клюв нужен зерноядам? Клюй себе да клюй. Некоторые птицы так и поступают. Куры, голуби подбирают зерна на земле и глотают их целиком. Понятно, что они обходятся самым примитивным клювом. А вот маленьким зерноядам — воробью, чижу, щеглу — пшеничное зерно уже великовато; прежде чем глотать, его приходится измельчать.
Вот как устроен клюв-дробилка у воробья. Сверху клюв одет в роговой чехол с острыми режущими краями. Нижняя часть клюва чуть меньше верхней, и когда клюв закрывается, режущие края скользят один по другому. В средине нёба роговой выступ, а по бокам тянутся два углубления. Язык покрыт роговой оболочкой и сверху имеет форму ложечки. Захватив несколько зерен, воробей с помощью языка подает их к режущим краям клюва. Здесь зерно измельчается и только после этого проглатывается.
Необычные клювы у клестов. Эти птички питаются главным образом семенами хвойных деревьев, а их без особого инструмента из шишек не добудешь. Клюв клеста как раз и приспособлен для этой цели. Найдет клест шишку, сложит клюв так, что один конец придется против другого, и вставит его между чешуйками шишек. Затем, засунув клюв поглубже, он движением нижней челюсти переводит его в перекрещивающееся положение. Чешуйки раздвигаются — и между ними образуется зазор. Запуская в щель узкий язык с лопаточкой на конце, клест легко достает семечко.
Клест, между прочим, единственная из наших птиц, которая откладывает яйца и выводит птенцов зимой в трескучие морозы.
Настоящее долото — клюв дятла. Он так долбит сухое дерево, что вокруг щепки летят. Особенно сильный клюв у черного дятла — желны. Крепко уцепившись когтями за кору, дятел упирается в ствол жестким хвостом и, до отказа откинув назад голову, ударяет клювом по дереву. При такой работе нетрудно получить сотрясение мозга. Поэтому черепные кости у дятла крепче, чем у других птиц; между глазницами укреплена крепкая костная перегородка, а верхняя челюсть наглухо соединена с черепной коробкой, череп же соединен с теменным позвонком под прямым углом, совсем как молоток, насаженный на рукоятку.
Продолбив отверстие, дятел запускает в него липкий язык и вытаскивает насекомых или личинок.
Дятлы охотно поедают и семена. Вам, наверное, не раз приходилось видеть в лесу кучи шишек. Это работа дятла. Добыть семечко из шишки, висящей на ветке или лежащей на земле, дятел не может. Найдя шишку, он несет ее в клюве туда, где ее можно будет прочно закрепить. Это или дырка на месте сгнившего сучка, или расщепленное дерево. Укрепив шишку, он без труда расклевывает ее и достает языком семечки. Дятел хорошо помнит «адрес» своей кузницы, поэтому в лесу часто встречаются кучи расклеванных шишек высотой до 30–40 сантиметров.
Дятлы помогают лесоводам. Если дятел долбит дерево — в нем наверняка завелись вредители и оно погибнет. Значит, его следует назначить на сруб.
Отлично долбит деревья обитатель Галапагосских островов дятловый вьюрок. А языка, которым можно добыть из-под коры насекомое, у него нет. И вьюрок, пробив кору, берет клювом кактусовую иглу или веточку и, держа ее за один конец, тычет ею в дыру. Когда напуганное насекомое вылезает, он схватывает его клювом.
Замечательный клюв у гавайских птиц-цветочниц. Они, как дятел, лазят по стволам деревьев и выискивают личинок жуков. Долбят дерево они короткой и массивной нижней частью клюва, а добывают личинок из-под коры длинной изогнутой верхней частью.
Еще интересней добывали из-под коры насекомых совсем недавно вымершие новозеландские птицы гуии. Самец долбил дерево своим коротким мощным клювом, а самка длинным загнутым клювом извлекала из выдолбленных дырок насекомых.
Исключительно разнообразны клювы у птиц, питающихся пыльцой и нектаром цветов.
Нектароядные птицы обычно вооружены длинным тонким клювом, изогнутым по форме цветка; у питающихся пыльцой клюв грубее и короче. Различно устроен и язык. У сосущих нектар он свернут в одну или две трубочки; у поедающих пыльцу язык покрыт щетинками или имеет форму ложечки, а иногда рассечен на бахромки и похож на кисточку. Наиболее интересны из птиц, кормящихся на цветках, колибри.
Настоящий сачок — клюв козодоя и стрижа. У них он раскрывается так широко, что углы рта заходят за линию глаз. Кроме того, края рта у этих птиц усажены щетинками, что еще больше увеличивает ширину пасти-сачка.
Стриж, поймав насекомое, не несет его сразу в гнездо, а продолжает охоту. Только заготовив кашицу из множества насекомых, он летит кормить птенцов. Подсчитано, что за гнездовой период стриж пролетает расстояние, равное окружности Земли на широте Москвы.
В тропических лесах Южной Америки, почти так же часто, как в наших лесах кукушку, можно встретить красивую, ярко окрашенную птицу — тукана. Главная достопримечательность тукана — клюв. Сама птица не больше гуся, а клюв у нее достигает длины тридцать сантиметров и ширины — более десяти. Казалось бы, с таким огромным клювом трудно летать. Ничуть не бывало, тукан порхает, словно жаворонок. Оказывается, клюв у него совсем легкий — верхний роговой слой очень тонкий, а внутри он пористый, как пенопласт.
Основное назначение клюва у тукана — расправляться с крупными тропическими плодами. Кроме того, он помогает тукану отпугивать врагов — ведь далеко не каждый хищник отважится напасть на птицу с таким грозным с виду оружием.

На юге Азии и кое-где в Африке водится похожая на тукана птица-носорог. Такое название она получила из-за рогового нароста, который расположен у нее на верхней части клюва. Носорог тоже мирная птица и питается в основном плодами.
Короткий, сильно изогнутый клюв с крючком на конце имеют хищные птицы. Верхняя часть клюва у них шире нижней и имеет острые режущие края. Основное его назначение — разрывать на части добычу; им хищные птицы добивают раненую жертву.
Замечательно устроен клюв у попугаев. У них на конце нижней челюсти расположены твердые роговые бугорки. Они расставлены косо, как выступы на напильнике. Роговая насечка помогает попугаю удерживать гладкое зерно или орех. И вот что особенно интересно: когда попугай закрывает и открывает клюв, края челюсти скользят по роговому напильнику и автоматически затачиваются!
Челюсти у попугаев очень сильные. Крупный попугай легко раскусывает грецкий орех или сливовую косточку. Клюв заменяет попугаю и третью ногу. Перехватывая попеременно то клювом, то лапами, он с акробатической ловкостью лазает по верхушкам деревьев.

Питаются попугаи плодами, орехами, семенами злаков. Только один новозеландский горный попугай кеа переключился на мясную пищу. Произошло это так: в XVI столетии до появления на острове европейцев кеа питался исключительно растительной пищей.
В следующем столетии переселенцы из Европы завезли на острова овец. Вначале кеа прилетал к жилищам и обклевывал остатки мяса с развешанных для просушки овечьих шкур. Новая пища пришлась ему по вкусу, и вскоре новозеландский попугай стал нападать на живых овец — опустится им на спину, выдернет шерсть, проклюет кожу и лакомится живым мясом и жиром. Постепенно он и вовсе потерял вкус к плодам и начал нападать на мелких зверей и птичек. Так растительноядная птица с помощью человека стала почти хищной. Постепенно клюв у кеа изменился и приобрел особенности клюва хищных птиц.
Ноги птиц так же разнообразны, как и клювы. Ведь разные ноги нужны в лесу и в пустыне, в степи и в море… Вспомните, как устроена нога курицы. Один палец у нее направлен назад, а три широко расставлены и направлены вперед, образуя устойчивую опору для тела. Лапы у них должны быть сильными, чтобы легче было разгребать землю в поисках зерен или червей. Важны и другие приспособления: когда куры усаживаются спать на насест, под их тяжестью особые сухожилия натягиваются и как бы автоматически замыкают пальцы вокруг жерди. Курица может спокойно спать и не «думать» о сохранении равновесия. У петухов на ногах есть еще острые шпоры — турнирное оружие. Лапы, крепко обхватывающие ветви, есть у лесных птиц — у тетерева и рябчика, у славок и синиц, и у многих других.
Большинство попугаев живут в густом тропическом лесу. В переплетении ветвей негде взмахнуть крыльями — и попугаи мало летают, а чаще лазают с ветки на ветку. Им помогает особая цепкость лап: два пальца вперед, два назад, как клещами, охватывают ветви. Помогают и изогнутые когти. Подвижность ног попугаев необычайна: повиснув на одной лапе, попугай крючковатым клювом подтягивается за соседнюю ветку, а второй лапой уже тянется к следующей. Держась одной лапой за ветку, попугай другой может подносить плод к клюву.
Земляной попугайчик, житель Австралии и Тасмании, селится среди песков и болот и никогда не садится на ветви деревьев. От врагов он обычно убегает. От своих ближайших родственников этот попугайчик отличается прямыми когтями, ведь изогнутые мешали бы ему бегать по земле.
Вернемся из тропиков в наши северные леса. Среди разноголосого весеннего птичьего хора не так легко услышать тихое попискивание пищухи. Да и сама-то она серенькая, со светлыми крапинками, скромная и незаметная. Вот порхающим полетом прилетела пищуха на ствол дерева и короткими скачками перебирается по стволу снизу вверх. Крепко держатся за неровности коры короткие сильные ноги с цепкими коготками.
Другой мастер лазать по стволам — поползень. Он побольше пищухи, но настолько хорошо цепляется за мельчайшие неровности коры, что может «ходить» по стволам головой вниз. Никто другой из птиц-древолазов наших лесов делать этого не умеет.

Тот, кто хорошо лазает по стволам деревьев, может стать и «скалолазом». И действительно, ближайший родственник обыкновенного поползня не зря носит имя скалистого. Он легко лазает вверх и вниз по скалам, выискивая насекомых. Обыкновенный поползень устраивает себе гнездо в дупле, причем, если отверстие велико, частично замазывает его глиной. Скалистый поползень гнездится в расщелинах скал, а если удобного места не нашлось — лепит себе гнездо из глины где-нибудь под нависшим утесом.
У пищухи тоже есть родственник, живущий среди скал, — это стенолаз. Он очень похож на пищуху, но куда более наряден — на фоне пепельно-серой окраски тела красиво выделяются ярко-красные крылья.
Наиболее известны из всех специалистов лазать по стволам дятлы. Множество видов их населяют леса Европы, Азии и Америки. Более грузным, чем пищуха или поползень, этим птицам помогают острые когти, которые могут впиваться в кору. Цепкость лап увеличена и тем, что два пальца повернуты назад. Но даже и при этом дятлам, особенно когда они долбят дерево, приходится опираться на хвост. Интересно, что у маленьких дятлят есть пяточные мозоли — особые утолщения с шипиками. Скорее всего они помогают малышам карабкаться по гладким стенкам дупла. Вскоре после вылета из гнезда эти мозоли отпадают.
Обычно птицы, спасаясь от врагов, больше всего надеются на свои крылья. Поэтому неудивительно, что лучшие бегуны — птицы, утратившие способность к полету. Как говорилось ранее, рекордсменом по бегу среди птиц считается африканский страус. Его длинные и сильные ноги с огромной скоростью носят его по саваннам и пустыням. При беге по твердому грунту выгодна маленькая площадь опоры, и у африканского страуса исчезли задний палец и один из передних. Могучая лапа служит страусу неплохим оружием — одним ударом он может свалить человека с ног.
Обитательница Средней Азии саджа великолепно летает. Однако ей приходится много бегать в поисках пищи по твердому грунту глинистой пустыни. У нее только три пальца, они направлены вперед и почти полностью срослись, образовав подобие копыта. Не зря саджу иногда называют копыткой. Толстая кожистая подушечка предохраняет лапы от ожогов на раскаленной почве пустыни.

Лапы, пригодные для ходьбы и бега по твердому грунту, не подходят для топкого болота.
У цапель и куликов, отыскивающих корм на болоте или по илистым берегам рек и озер, длинные пальцы, а часто и длинные ноги, чтобы ходить по мелководью.

А огромные пальцы небольших тропических птичек якан позволяют им ходить не проваливаясь по плавающим на поверхности воды листьям растений. При опасности они часто не улетают, а погружаются в воду, держась за водяные растения и выставив на поверхность лишь кончик клюва. Свое гнездо яканы обычно устраивают среди плавающих растений. Яйца при этом часто лежат наполовину в воде, и тепло, выделяемое гниющими остатками растений, помогает птице согревать яйца.

По рыхлому снегу тоже трудно ходить не проваливаясь. И вот у тетерева и глухаря к зиме отрастают по краям пальцев роговые бахромки, увеличивающие площадь лапы. Кроме того, эти бахромки имеют шероховатые края, что помогает птицам удерживаться на обледеневших ветвях. У белой куропатки лапы к зиме превращаются в настоящие лыжи — более длинными становятся когти, а отрастающие к зиме густые перышки совсем скрывают пальцы и делают лапу очень широкой.
Чтобы грести лапами, нужна большая площадь опоры — ведь и мы гребем не палкой, а веслом с широкой лопастью. У лысухи и чомги мы видим кожистые оторочки пальцев. Чайки, гуси, утки и многие другие плавающие птицы имеют кожистую перепонку, соединяющую три передних пальца, а у бакланов и пеликанов даже все четыре.

Когда лапа двигается вперед, пальцы сжимаются, она оказывает меньше сопротивления движению в воде. При гребке пальцы расправляются и натягивают плавательную перепонку. У самых хороших пловцов лапы отнесены далеко назад — это помогает развивать большую скорость. Поэтому таким птицам, как гагары и поганки, приходится сильно приподнимать переднюю часть тела, чтобы на суше сохранять равновесие, а пингвины ходят совсем вертикально. Интересно используют свои плавательные перепонки олуши. Ко времени насиживания плавательная перепонка у них утолщается, в ней развивается много кровеносных сосудов, обильно отдающих тепло. Яйца олуши насиживают, положив их на перепонки лап. На лапах насиживают яйца и некоторые пингвины, а может быть, лучше сказать — настаивают — они же при этом стоят!

Хищным птицам лапы служат главным образом для охоты. У всех они сильные, с кривыми изогнутыми когтями, которые крепко вцепляются в тело жертвы.
У сов два пальца смотрят вперед, два назад. Их лапы похожи на лапы попугаев, ведь назначение одно и то же — покрепче вцепиться в ветку или в добычу.
У рыбоядного хищника скопы, распространенной чуть ли не по всему земному шару, один из пальцев, «смотрящих» вперед, может отгибаться назад. Тогда лапы у нее становятся совсем похожими на совиные. Но и такими лапами удержать скользкую добычу не так-то просто, и поэтому у скопы на подошвах есть острые шипики.
Такое же строение лап у жителя Дальнего Востока, рыбного филина. Он тоже схватывает свою добычу лапами.
На лапе сокола-сапсана или кречета привлекает внимание длинный и острый коготь заднего пальца. Это их главное охотничье оружие. С огромной скоростью — до 100 метров в секунду — пикирует сапсан на летящую утку, нанося удар по шее задним когтем и буквально перерезая шею.
На Дальнем Востоке можно встретить небольшую сову, лапы у которой усажены щетинками. С виду они напоминают иголки, птицу так и называют — иглоногая сова. Оказывается, эта совка ловит лапами насекомых. Щетинки как бы расширяют лапу, заменяющую сове сачок.
Посмотрев на ноги птицы-секретаря, трудно подумать, что это лапы хищной птицы. Дело в том, что секретарь охотится в основном пешком, пробираясь среди зарослей травы в африканских саваннах. Чтобы в высокой траве легко было ходить и высматривать добычу, нужны длинные ноги, как у журавля. Такие ноги мы и видим у секретаря. Пальцы у него короткие, когти тупые и крепкие, а не кривые и изогнутые, как у других хищных птиц. С такими легче ходить среди густой травы. Свою добычу — змей и других животных — секретарь обычно убивает сильными ударами ног или, подняв добычу в воздух, бросает ее на землю.
Большинство птиц могут если не бегать, то, во всяком случае, ходить или прыгать.
Совсем не приспособлены для передвижения по земле лапы фаэтона, который большую часть жизни проводит в полете над океаном. Поэтому свои гнезда фаэтон обычно устраивает где-нибудь на крутых скалах, чтобы сразу от гнезда отправиться в полет. Питаются эти птицы рыбой. Их можно встретить в тропических морях всего мира.
Птицу, которая не умеет ходить, можно встретить и не отправляясь в далекое путешествие. Все вы, наверное, знаете стрижей. Маленькие лапки с цепкими коготками хорошо держат их на шероховатой скале или на стене дома, но даже ползает стриж с трудом из-за длинных крыльев и коротких лап. Он почти не в состоянии подняться в воздух с ровной поверхности земли. Поэтому стрижи кормятся, собирают материал для гнезда, пьют и даже купаются на лету. Гнездятся они в расселинах скал, в щелях построек, в дуплах деревьев.
Как видите, клювы и лапы у птиц именно такие, какие им нужны.

Комментарии запрещены.