postheadericon Вплавь, пешком и по воздуху


Жизнь на Земле зародилась много миллионов лет назад. Скорее всего первые живые существа появились в океане. Это были бесформенные, студенистые комочки протоплазмы. Они, конечно, не умели передвигаться и носились в океане по воле волн и течения. Волны выкидывали их на берег, течение несло к трещинам в земной коре, откуда била раскаленная лава. Но живое вещество оказалось изменчивым, и в конце концов появились организмы, которые перестали быть игрушкой стихии и прочно прикрепились ко дну. Для того времени это было большим достижением — неподвижность избавила их от случайной гибели. Но со временем «неподвижность» уже не могла устроить животных: чтобы добывать пищу, спасаться от врагов, надо было двигаться. И постепенно появились животные с самыми разнообразными «движителями».

Рассмотрим под микроскопом каплю воды, взятую из какого-нибудь пруда. Мы почти наверняка увидим бесформенные полупрозрачные тельца, похожие на комочки не то слизи, не то грязи. Это простейшие одноклеточные животные — амебы. Приглядевшись внимательно, мы заметим, что они движутся. Вначале у амебы по ходу движения появляется выступ. Постепенно он растет, растягивается, и наконец в образовавшуюся выпуклость перетекает все тело амебы. Кажется, что они как бы шагают, подтягивая тело к переднему концу. Двигаются амебы медленно; чтобы проделать путь в несколько десятков сантиметров, им требуется чуть ли не целый час.
Трудно сказать, какой способ передвижения самый древний, самый примитивный — амебовидный или с помощью жгутиков.
Простейшие животные — жгутиконосцы — имеют нитевидные выросты-жгутики. Во время движения каждый жгутик свободным концом описывает круговое движение и как бы ввинчивается в воду. При этом, двигаясь вперед, животное вращается вокруг своей длинной оси, как снаряд, выпущенный из нарезного орудия.
У других простейших животных — инфузорий — тело в большинстве случаев окружено множеством ресничек. У инфузории-туфельки таких ресничек бывает до 14 000, и каждая из них работает как весло. Но, несмотря на такое огромное количество весел, скорость туфельки невелика: она едва проплывает пять метров за час.
Многоклеточные беспозвоночные, обитающие в морях и океанах, реках и озерах, освоили самые разнообразные способы передвижения.
Морские черви, пиявки плавают, волнообразно изгибая тело. Такой способ плавания требует очень сильной мускулатуры. И на самом деле, пиявки могут подтянуть груз, в 1500 раз превышающий их собственный вес!
Многие водные беспозвоночные плавают с помощью рычагов-весел.
Так плавают водяные жуки, водяные клопы, многие ракообразные. Чаще всего как весла используются ноги. Особенно интересно устроена пятая пара ног у плавающего краба. Суставы последних члеников этих ног расширены в виде лопасти весла. При заносе вперед членики сгибаются и не испытывают значительного сопротивления воды. А во время обратного движения нога выпрямляется и загребает воду как самое настоящее весло. У речного рака и омара веслом служит задняя часть «шейки». Подгребая под себя воду сильными хвостовыми лопастями, они плывут задом наперед.

Все, конечно, видели водных насекомых — водомерок, скользящих по поверхности воды, словно по льду. У них тело и лапки густо покрыты несмачивающимися волосками, и хотя удельный вес водомерок больше единицы, сила поверхностного натяжения водной пленки легко удерживает их на поверхности. Если пинцетом погрузить насекомое в воду, то оно все покрывается серебристым слоем воздуха, а если разжать пинцет, то водомерка как пробка всплывает на поверхность. Для гребли она пользуется самыми длинными, средними, ногами, и за один толчок «весел» проскальзывает чуть ли не на четверть метра вперед.
Некоторые сифонофоры плавают «под парусами». Это группа кишечнополостных животных, сросшихся вместе и живущих как один организм. Высовывающийся над поверхностью воды пластинчатый гребень служит им парусом, а свисающие вниз щупальца длиной до 18 метров — килем. Скорость хода сифонофор «под парусами» не так уж мала: при ветре 6 баллов они проплывают около 5 километров в час. Во время шторма сифонофоры выпускают воздух из особых камер и опускаются в глубину.
Наиболее прогрессивный способ движения водных беспозвоночных — гидрореактивный.
Считают, что простейшим реактивным двигателем обладают одноклеточные животные — грегарины. Они без видимых движений медленно скользят по воде. Долго недоумевали, как они движутся. Оказалось, что, выделяя из мельчайших отверстий на теле капли студенистого вещества, они отталкиваются от воды и таким образом продвигаются вперед.
Медузы тоже используют реактивный способ движения. У них к нижнему краю зонтика прикреплена мускулистая перепонка. Попеременным расширением и сокращением ее медуза набирает под купол воду, а затем выталкивает ее наружу. При выталкивании воды она получает толчок и движется выпуклой стороной вперед. Толчки следуют один за другим через 5–6 секунд, и поэтому медуза плавает медленно.
Подобие гидрореактивных двигателей имеют моллюски-гребешки, они плавают, или, вернее, прыгают в воде, хлопая створками раковины и выпрыскивая из-под них воду.
Более совершенный двигатель у личинок стрекоз. В минуту опасности они выбрасывают струю воды и быстрым скачком избегают преследования.
Признанные чемпионы по скоростному плаванию среди беспозвоночных животных — головоногие моллюски — кальмары. Они развивают скорость до 50 километров в час. Разогнавшись в воде, они могут взлетать над поверхностью моря на высоту 4–5 метров и пролетать по воздуху более 60 метров.
При движении кальмары пользуются самым совершенным гидрореактивным двигателем. Вода набирается в мантийную полость через отверстие, расположенное около хвоста. Мантия плотно запирается хрящевыми «запонками». Между ними на брюхе помещается воронка, сообщающаяся с мантийной полостью. Прижимая мантию к туловищу, кальмар с силой выталкивает набранную внутрь воду через переднее отверстие воронки и отталкивается от воды. Затем вновь происходит заполнение полости водой, новое сжатие мантии и новый толчок. Такие толчки, при быстром движении, повторяются до пяти раз в секунду! Плывет кальмар хвостом вперед и управляя большими ромбовидными плавниками, расположенными в задней части тела.
Головоногие моллюски наутилусы для всплытия и погружения пользуются системой гидростатических баллонов. Этот моллюск строит раковину, разделенную перегородками на несколько камер. Живет наутилус в передней камере, а остальные наполнены воздухом. Вода не может в них попасть: хозяин закрывает входное отверстие телом. При погружении наутилус втягивает свое тело глубже в раковину. Передняя камера заполняется водой, и раковина становится тяжелее. При подъеме на поверхность он выжимает из передней камеры воду, воздух в задних камерах расширяется — и моллюск легко всплывает.
Донные беспозвоночные могут не только плавать, но и передвигаться по дну.
Водные жуки, морские, пауки, раки, крабы ходят, или, вернее, ползают по дну, точно так же, как сухопутные животные по земле. Пиявки, щетинковые черви вытягивают передний конец тела, а затем подтягивают к нему остальную часть. Подобным образом двигаются многие моллюски. Они прикрепляются передней частью ноги-подошвы к грунту, а затем, сокращая мышцы, подтягивают тело и раковину вперед.
Наиболее интересные подводные пешеходы — морские ежи. У них, помимо твердых игл, имеется множество мягких полых отростков-ножек с присосками на концах. Передвигаясь, они вытягивают по ходу движения ножки, нагнетая в них воду. Когда ножки вытянутся на полную длину, еж присасывается ими к какому-либо предмету на дне, а затем затягивает воду из ножек внутрь. Ножки сокращаются и подтягивают морского ежа вперед.

Потом ножки отцепляются, снова вытягиваются, присасываются, и весь цикл повторяется снова. Таким же образом шагают по дну морские звезды, имеющие полые трубчатые ножки в каждом из пяти лучей. Понятно, что скорость иглокожих при таком способе движения невелика — они проползают за минуту не более 5–8 сантиметров.
Многие животные живут в грунте водоемов. Им тоже надо передвигаться, а это посложнее, чем плавать или ползать по дну. Черви и личинки многих насекомых пробираются в грунте, раздвигая головной частью ил или же заглатывая его и пропуская через кишечник.
Подобным образом передвигается в земле и дождевой червь.
Специальные копающие инструменты — иглы — есть у некоторых видов морских ежей. В зависимости от назначения иглы имеют различную форму. Передние, направленные по ходу движения, острые и работают подобно бураву, а расположенные по бокам имеют форму ложечки и служат для откидывания грунта в стороны.

Наиболее оригинальным способом передвигаются в иле черви приапулюсы. Формой этот червь похож на огурец. На переднем конце расположено большое ротовое отверстие, через которое глотка может выворачиваться наружу. Глотка и тело покрыты рядами острых шипов, направленных назад. Внутри червя находится полость, наполненная жидкостью и занимающая более 60 процентов общего объема тела. Начиная движение, приапулюс с силой выбрасывает вперед глотку, которая раздвигает грунт. Затем червь раздувает выброшенную глотку, расширяя проделанный ход, и, подтягивая заднюю часть тела к передней, продвигается вперед. Шипы, покрывающие тело, заклинивают приапулюса в туннеле и не дают ему податься назад при выбрасывании глотки.
Еще разнообразнее способы движения насекомых. Они могут ползать, бегать, прыгать, летать. Ползают все насекомые. Очень своеобразно передвигается гусеница бабочки-пяденицы. Она упирается в грунт передними ножками, выгибает дугой спину и подтягивает заднюю часть тела к передней. Затем, отталкиваясь задними ножками, вытягивает тело вперед и таким образом «шагает».
Хороших бегунов среди насекомых немного. Тараканы дистанцию в 1 километр преодолевают за час. Самые быстрые насекомые, пожалуй, муравьи. Если принять за единицу скорости длину тела, то окажется, что муравей по быстроте бега не уступает скаковой лошади.
Среди насекомых есть отличные прыгуны. Кузнечики, отталкиваясь сильными задними ногами, совершают прыжки длиной более десяти метров. Огромные прыжки делают блохи. Подсчитано, что если блоха была бы ростом с человека и сохранила прежнюю прыгучесть, то она легко прыгала бы через Исаакиевский собор.
Наибольшее изумление вызывает устройство летательного аппарата и летные способности насекомых. Тончайшие ажурные крылышки позволяют им быстро летать, легко маневрировать, а иногда преодолевать огромные расстояния. Количество крыльев у насекомых различное: у бабочек, перепончатокрылых, жуков — четыре крыла, а у мух, комаров — два. Техника полета насекомых изучена пока слабо, но кое-что ученые все же узнали.
Бабочки машут крыльями, то опуская их вниз, то поднимая вверх. Взмахи очень широкие, и крылья, когда бабочка летит, почти сходятся у нее над спиной и под брюшком. Во время полета передняя и задняя пара крыльев соединяются друг с другом особой прицепкой, и бабочка взмахивает ими одновременно. Рулят бабочки, изменяя плоскость взмахов крыльев. Быстрее всех бабочек летают бражники, они развивают скорость до 50 километров в час.
Жуки летают, быстро махая нижними крыльями. Надкрылья они держат, слегка приподняв концы в виде латинской буквы V. Такое положение надкрыльев позволяет жукам сохранять устойчивость в полете. Летают жуки со скоростью не более 20–25 километров в час.
Сложные кривые описывают в воздухе крылья пчел, шмелей, ос. Когда насекомое парит на месте, то крылья его описывают восьмерку, а когда оно движется, восьмерка растягивается и конец крыла вычерчивает сложную волнообразную кривую. Количество взмахов крыльев у перепончатокрылых различное. За час шмель пролетает около 5, а пчела около 20 километров. Чаще всех других насекомых машут крыльями комары. Они делают до 500 взмахов в секунду. Тонкий надоедливый звук, который издает комар, это не писк, как многие думают, а шум его крыльев.

Самые искусные «пилоты» среди насекомых — стрекозы, они могут долго парить на одном месте, планировать, совершенно не махая крыльями, мгновенно поворачиваться и почти вертикально взмывать ввысь. При исполнении фигур «высшего пилотажа» у стрекоз передние и задние пары крыльев работают независимо одна от другой. О скорости полета стрекоз нет достоверных данных; по одним — они летают со скоростью 8-10 километров в час, по другим — со скоростью 30–40.
Быстрота и маневренность стрекоз давно интересовали натуралистов, но никаких выводов на основании изучения их полета сделано не было. О стрекозах вспомнили, когда советские ученые нашли причину, почему скоростные самолеты вдруг ни с того ни с сего разваливаются на части. Оказалось, достаточно увеличить вес крыла в передней части, чтобы вредные колебания, разрушающие самолет, полностью исчезли. Точно так же, как у современных самолетов, крылья стрекоз утолщены в передней части.
Полет насекомых — очень сложный процесс. Сейчас выяснилось, что жуки, пчелы, бабочки, мухи могут еще многое подсказать авиаконструкторам.

Возьмем хотя бы обыкновенного майского жука. По расчетам ученых он совсем не должен летать. При его весе и конструкции крыльев для того, чтобы взлететь, майский жук должен иметь коэффициент подъемной силы от 2 до 3, фактически у него этот коэффициент меньше единицы. Однако жук не только легко поднимается с земли, но и неплохо летает. Предстоит выяснить, каким способом он увеличивает подъемную силу, это поможет конструкторам увеличить грузоподъемность самолета при той же силе двигателей.
С увеличением скорости самолета растет длина взлетно-посадочных площадок. Постройка огромных аэродромов — дело дорогостоящее, да и неудобное для пассажиров. Иной раз им приходится затрачивать на проезд с аэродрома до центра города больше времени, чем на полет. Например, перелет из Ленинграда в Москву длится 55–60 минут, а на доставку с аэровокзалов автобусом, регистрацию билетов, сдачу багажа уходит не менее двух часов.
Насекомым не надо ни взлетных, ни посадочных площадок. Пчела, заметив цветок, неподвижно повисает в воздухе, а затем плавно опускается. При посадке никогда не происходит «аварии», даже в ветреную погоду, когда цветок мотается из стороны в сторону. Такая точность приземления недоступна самым совершенным вертолетам.
Некоторые насекомые — искусные пилоты: ночная бабочка бражник может летать не только вперед, но и «включать задний ход», а мухам-журчалкам ничего не стоит сделать «мертвую петлю» и даже лететь спинкой вниз.
Полет насекомых довольно экономичен. В частности, расход горючего у реактивного самолета составляет около 12 процентов полезного груза, а пчела расходует всего 9 процентов горючего — сахара.
Искусные «пилоты» есть среди пауков. Но как же они летают, ведь у них нет крыльев? Оказывается, на паутинке. К осени паучата подрастают — и выводку становится тесно. Паучатам необходимо расселиться, чтобы всем было вдоволь вкусных мух. И паучки начинают готовиться к путешествию. Взобравшись на высокий куст или дерево, паучок прежде всего устраивает из коротких прочных нитей стартовую площадку, а затем приступает к изготовлению летной нити, закрепив ее конец на наветренной стороне своей вышки. Ветер сносит нить со стартовой площадки, и она образует вытянутую петлю. Когда длина петли достигает 10–20 сантиметров, паучок перегрызает нить у основания, и она вытягивается по ветру в одну линию. Паучок продолжает выпускать нить, и когда она становится настолько длинной, что может удержать пилота в воздухе, он отцепляется от «стартовой площадки» и отправляется в полет. Надумав приземлиться, паучок, перебегая по паутинке, изменяет центр тяжести «воздушного корабля». И послушный пилоту корабль плавно опускается. Продолжительность полета различна: иногда паучок пролетает всего сотню метров, а иногда и несколько километров.
Первыми позвоночными, появившимися на Земле, были рыбы. Они произошли от беспозвоночных и не имели ни костного скелета, ни чешуи, ни зубов. Их неясные отпечатки на камне найдены в силурийских пластах, образовавшихся около 400 миллионов лет назад. Первым рыбам приходилось туго, моря в то время кишели хищными членистоногими, свирепыми морскими скорпионами. И постепенно рыбы оделись в прочный панцирь, почти такой же, как у современных крабов.
Но панцирь оказался не такой уж надежной защитой, появились хищники с зубами, для которых костяная броня была не тверже, чем простая бумага. Кроме того, население морей резко увеличилось, из-за пищи возникла жестокая конкуренция. И вот постепенно, в течение многих поколений, у рыб появились специальные приспособления, облегчающие движение, выработались приемы, позволяющие плавать легко и стремительно.
Техника плавания современных рыб изучена довольно хорошо. Раньше считали, что они плавают исключительно с помощью плавников. Сейчас установлено, что большинство рыб двигается вперед, волнообразно изгибая тело в горизонтальной плоскости. Значительную помощь в поступательном движении оказывает им хвостовой плавник. Остальные плавники только управляют движением, служат рулями поворота и глубины. Если рыбы плывут быстро, то обычно прижимают плавники к туловищу, а у часто встречающейся в Черном море пеламиды они и вовсе убираются в особые углубления.
Большинство рыб плавает головой вперед, но есть и исключения. Рыба-нож, обитающая в реках Центральной Африки, может плыть хвостом вперед. У нее сжатое с боков ножевидное тело, спинных плавников нет, вдоль всего брюшка тянется только один длинный узкий плавник.
Рыба эта ведет ночной образ жизни, у нее хорошее зрение и обоняние. Отправляясь на охоту, она плывет, как и все рыбы, головой вперед, но, столкнувшись с врагом, немедленно «включает задний ход» и скрывается в зарослях.
Быстрее других плавают морские рыбы, обитающие в толще воды. У них торпедовидная, обтекаемая форма тела, заостренная голова, хорошо развитый хвост. Это и понятно — им негде спрятаться, да к тому же приходится догонять свою добычу — подвижных морских рыб.
Чемпион по скоростному плаванию — меч-рыба. В момент броска она развивает скорость свыше 100 километров в час. Хорошие пловцы тунец и акулы — голубая, сельдевая, — они могут проплыть более 30–40 километров в час. Быстро плавают пеламида, скумбрия, кефаль, немного медленнее — сельдь, треска.
Все знают нашу пресноводную хищную щуку. Затаившись где-нибудь в камышах или за топляком, она стоит неподвижно, еле пошевеливая плавниками. Но вот щука заметила рыбку. Быстрый бросок — и жертва уже бьется в зубах хищницы. Настигнуть одним молниеносным броском добычу щуке позволяет вытянутое стреловидное тело. А мгновенно развернуться помогают сильные, сдвинутые к хвосту плавники.
Вытянутая веретенообразная форма тела характерна для речных рыб, держащихся на течении: форели, усача, жереха. Это позволяет им легко преодолевать пороги, перекаты и плавать долго, не утомляясь. К длительному плаванию приспособлены лосось, белорыбица, нельма — они высоко поднимаются по быстрым рекам для икрометания.
А вот пресноводным рыбам, обитающим в тиховодье, скорость и выносливость ни к чему. У карпа, карася, леща тело сжато с боков. Такая форма облегчает им движение среди водных растений, помогает поворачиваться в вертикальной плоскости и даже спасает от хищников, неохотно схватывающих рыб с широким телом.

У рыб, живущих вблизи дна, тело сплющено сверху вниз. Это позволяет им опираться на дно большей поверхностью. Таковы камбалы и скаты — плоские рыбы, обитающие во многих морях и океанах. Они часто лежат на дне и даже зарываются в грунт. Так их труднее заметить и врагу и добыче. Плавают камбалы и скаты, изгибая тело и плавники в вертикальной плоскости.
Плоское брюхо у бычков, налима, сома. Передвигаются они сравнительно медленно. Совсем плохие пловцы луна-рыба, иглобрюх, кузовок — они не могут изгибать туловище при движении, поэтому плавают только с помощью плавников.
В Индийском океане живет небольшая рыбка эолискус. Брюшко у нее заострено, рыло вытянуто в трубочку. Внешне она напоминает маленькую щучку. Плавает эолискус торчком, двигаясь брюшком вперед. Стайка этих рыбок выглядит очень забавно — совсем как солдаты на параде.
Существуют рыбы, которые ловко используют попутные течения и даже ветер. Длительные путешествия по течению совершают листовидные личинки угря.
Иглобрюх, попадая в попутное течение, раздувается, и оно несет его «к месту назначения».
В тропических морях живет рыба-парусник. У нее, как и у меч-рыбы, челюсти костяные и вытянутые наподобие меча, а спинной плавник достигает полутора метров в высоту. Выставив его из воды, рыба плывет словно парусная яхта.
Известна одна рыба, пользующаяся «реактивным двигателем», — это армфиш, небольшая рыбка, обитающая в Индийском океане. Грудные и брюшные плавники у нее напоминают согнутые руки с длинными пальцами на концах. На «локтях» находятся отверстия, соединенные каналами с ротовой полостью. Засасывая ртом воду, рыбка с силой выталкивает ее через отверстия в плавниках и таким образом движется.
Рыбы-прилипалы неплохо плавают, но зачем же зря тратить силы, если можно прокатиться на чужой счет! У прилипал передний спинной плавник видоизменен в овальную присоску. В овальном диске имеются пластинки. Прижав кожистую рамку диска к какому-либо предмету, прилипалы приподнимают пластинки. Под ними образуется безвоздушное пространство, и рыба так прочно присасывается, что, если сильно потянуть ее за хвост, она разорвется пополам. Обычно прилипалы присасываются к крупным рыбам — акулам, скатам — и питаются их объедками. Иногда они присасываются к днищам кораблей и совершают длительные путешествия.
Некоторые рыбы научились шагать по дну.
У морского петуха — триглы — на веерообразных грудных плавниках расположено по три жестких кривых шипа. На них тригла потихоньку шагает по морскому дну. Пользуясь плавниками как ногами, подбираются к добыче среди обломков скал рыбы-удильщики и «живое ископаемое» — кистеперая рыба латимерия. На глубине двух тысяч метров подводные исследователи обнаружили интересную рыбу и назвали ее бентозавром. Эта рыба может стоять на дне и ходить по нему, упираясь в грунт хвостом и лучами грудных плавников.
Как ни странно, есть рыбы, передвигающиеся по суше!
В озерках, болотах, илистых заводях рек Индии, Бирмы, Филиппинских островов водится рыба анабас-ползун. По внешнему виду анабас похож на нашего пресноводного окуня. Рыба эта небольшая и редко достигает длины 15–20 сантиметров. Когда наступает засушливое время и мелкие водоемы пересыхают, ползуны либо дожидаются более благоприятного времени, копошась в иле, либо отправляются путешествовать. Рано утром или ночью, упираясь в грунт зубчатыми жаберными крышками и колючим анальным плавником, анабас проползает по суше сотни метров. В поисках подходящего водоема он перебирается через глубокие рвы и может даже забраться на наклонно растущее дерево: не случайно «анабас» по-малайски значит «древолаз». На суше во влажном воздухе анабас может жить несколько суток. Его перевозят без воды в корзинах или глиняных сосудах. Для дыхания он пользуется лабиринтовым аппаратом, расположенным рядом с жабрами. Проходя через извилистый лабиринт, захваченный воздух отдает в кровь анабаса кислород.
Больше времени на суше, чем в воде, проводит илистый прыгун. Он живет в тропических водах Индийского и Тихого океанов у берегов Азии, Африки и некоторых австралийских островов. Огромные, похожие на лапы плавники и красные выпученные глаза придают этой рыбе очень забавный вид. Обычная длина прыгуна 20–25 сантиметров. Любимое его местопребывание — мангровые заросли, обнажающиеся во время отлива. Здесь он часами ползает по наклонным стволам деревьев и может даже прыгать с ветки на ветку. Добывают прыгунов занятным способом. Под деревом, на котором они находятся, натягивают простыню и стряхивают рыб, как спелые яблоки.
Рыбы могут и летать. У летучих рыб большие грудные плавники и хвост с длинной нижней лопастью. Взлетает летучая рыба броском, а когда ее передняя часть окажется в воздухе, она начинает работать хвостом. Так рыба наращивает скорость до тех пор, пока плавники-крылья не начнут удерживать ее в воздухе. Взлетев под углом 30–45 градусов к поверхности воды со скоростью до 80 километров в час, она летит по воздуху, постепенно снижаясь подобно планирующему самолету. Поднимается рыба на высоту до 4–5 метров, и полет ее продолжается 10–15 секунд. За это время она пролетает около 100 метров.
В отдельных случаях, особенно при хорошем попутном ветре, летучие рыбы могут находиться в воздухе минуту и пролететь до 400 метров.
В Южной Америке водятся небольшие рыбки из семейства харацинид, летающие подобно птицам, махая грудными плавниками, как крыльями. Но и они не могут долго находиться в воздухе: воздушные пируэты помогают им лишь ускользать от преследователей.
В конце силурийского периода появились кистеперые рыбы. Они не обладали ни большими размерами, ни особой скоростью движения, ни мощными орудиями защиты. Поэтому моря оставались в ведении более крупных, быстрых и лучше вооруженных рыб. Кистеперым же новоселам пришлось потесниться: они заселили мелководные заливы, озера, болота.
В жаркое время года озера мелели, болота пересыхали, кислорода в воде становилось меньше и меньше. Рыбы пробовали заглатывать воздух. Сначала ничего не выходило, рыбы массами гибли, и выживали лишь очень немногие. Но у выживших рождалось потомство, более приспособленное к дыханию атмосферным воздухом, и так, постепенно, через многие поколения, у животных появились органы, заменяющие легкие.
Теперь им стала не страшна испорченная вода обмелевших болот, но если водоем полностью высыхал, рыбы оказывались на суше, и здесь повторялась прежняя картина: большинство рыб погибало, выживали только лучше всех ползавшие на своих мягких бахромчатых плавниках. У их потомков плавники стали совершенствоваться и превратились в органы передвижения по земле — ноги. Это произошло около 350 миллионов лет тому назад.
Но обзавестись ногами — это еще полдела, надо было научиться пользоваться ими. Первые шаги земноводных были очень неуверенными. При движении по суше пришлось учиться сохранять равновесие, а это, учитывая увеличившийся вес тела, не так-то просто. Чтобы увеличить шаг, приходилось изгибать тело в вертикальной плоскости. Большое значение имел порядок перестановки конечностей. Поэтому вначале сухопутные животные двигались очень медленно — пресмыкались. Но уже в девонском периоде появились пресмыкающиеся, которые проворно бегали, прыгали и даже летали на странных перепончатых крыльях.
Лягушки, где-то в процессе эволюции потерявшие хвост и рыбообразную форму тела, приспособленную для скоростного плавания, нашли удачный выход. Всем известная зеленая озерная лягушка неплохо передвигается и в воде, и на суше. У нее длинные сильные задние ноги, и, отталкиваясь ими, она в минуту опасности совершает чуть ли не метровые прыжки. Плавает и ныряет озерная лягушка также при помощи задних конечностей. Между пальцами у нее имеется тонкая кожистая перепонка; в воде она растопыривает задние лапки и энергично отталкивается ими. Только что выведшиеся из икринки лягушата-головастики лап не имеют и плавают по-рыбьи, волнообразно изгибая тело.
Лягушки травяная и чесночница тоже хорошо прыгают, но плавают много хуже, чем озерные. А вот жабы прыгать не умеют и передвигаются мелкими семенящими шажками.
На юго-западе СССР и на Дальнем Востоке живет лягушка-древесница, или квакша. Ночью она купается, охотится на лугах за насекомыми, а день проводит на дереве. Квакша может лазить по вертикальным стволам и сидеть на качающихся тоненьких веточках. Для этого у нее на кончиках пальцев расположены диски, действующие подобно резиновым присоскам, с помощью которых прикрепляют мыльницы на эмалированную или стеклянную поверхность. Но ведь присоски на лапках квакши должны удерживать ее не на зеркальной поверхности, а на шероховатой коре дерева. Поэтому, чтобы не было подсоса воздуха и сцепление было надежным, диски снабжены желёзками, выделяющими клейкую жидкость.
У яванской древесной лягушки пальцы на лапах очень длинные, и потому площадь перепонки значительно больше, чем у других лягушек. Растопырив пальцы, она может планировать, перелетая с ветки на ветку.
Ближайший родственник лягушки — тритон. Летом он живет в воде, а зимует на суше. Пока тритоны находятся в пруду, у них вокруг пальцев задних лап есть кожистая оторочка и на спине широкий плавниковый гребень. Они помогают тритону плавать. Когда поздней осенью тритоны покидают пруд и выходят на сушу, они теряют оторочку на пальцах и плавниковый гребень.
Разнообразны способы передвижения ящериц; большинство из них ловко бегают, попеременно переставляя лапки. Но поскольку лапки у них короткие, то, пожалуй, только один гигантский варан с острова Комодо может состязаться в скорости с человеком.

Есть ящерицы, хорошо лазящие по деревьям; у одних на лапках есть острые коготки, которыми они цепляются за кору, у других иные приспособления.
Некоторые виды ящериц-гекконов могут лазить по вертикальным стенам и даже по потолку. У них на пальцах имеются подушечки, покрытые с нижней стороны тонкими листовидными пластинками. Прежде предполагали, что под подушечками образуется вакуум и ящерица присасывается к потолку. Детальное изучение показало, что листовидные пластинки покрыты множеством крючочков, ими-то геккон и цепляется за малейшие неровности стены или потолка. По гладким полированным поверхностям эти ящерицы передвигаются очень медленно и часто срываются. Сцепление резко уменьшается при смачивании поверхности. На этом основан способ ловли гекконов; стены или потолок, по которым они разгуливают, обрызгивают водой, и ящерицы тут же падают вниз.
В тропической Азии водятся очень интересные ящерицы — летающие драконы. Они всю жизнь проводят на деревьях и почти никогда не спускаются на землю. С ветки на ветку они перелетают, пользуясь своеобразным парашютом. По бокам у них далеко выступают 5–6 ложных ребер, обтянутых тонкой перепонкой, как спицы у зонтика. В полете ящерицы раскрывают зонтик и планируют сверху вниз.
В Южной Америке и Западной Азии живут пресмыкающиеся — амфисбены. Они занимают промежуточное положение между ящерицами и змеями. С виду амфисбены похожи на земляного червя и достигают длины 25–30, а иногда и 70 сантиметров. Селятся они в подземельях муравейников и термитников и питаются хозяевами жилища и их личинками.
Удивительно, что даже самые воинственные муравьи не трогают своих заклятых врагов. Подземный ход амфисбены проделывают в два приема: сначала они раздвигают землю головой, а затем прижимают ее затылком к потолку. Когда амфисбена пробирается в подземном туннеле, по ее телу от головы к хвосту пробегает волна, которая, наталкиваясь на неровности почвы, толкает животное в обратном направлении. Такое движение возможно потому, что кожа амфисбены свободно прилегает к телу и образует как бы подвижный мешок.
Кто не знает черепах? Их медлительность вошла в поговорку. Действительно, на суше черепахи передвигаются медленно. Зато в воде иные из них могут соперничать в скорости и поворотливости с рыбами. Плавают они, загребая воду лапами, превратившимися в огромные ласты.
Своеобразно передвигаются по суше змеи. Они ползают тремя различными способами. Наиболее распространенный волнообразный способ похож на движение рыбы. При другом способе движения змея собирает тело в гармошку и подтягивает заднюю часть к передней. Затем, опираясь на хвост, она выбрасывает вперед переднюю часть тела. Третий способ такой — змея поднимает голову и переднюю часть тела, сгибает его под прямым углом и кладет на новое место. Опираясь на две точки, змея переносит точно так же остальную часть туловища и таким образом движется вперед.
Все змеи могут плавать. Лучше всего плавают морские — ластохвосты и пеламиды (не путать с рыбой пеламидой). У них плоское тело, и плавают они совсем как рыбы.
Хорошие пловцы крокодилы. Они двигаются в воде, изгибая в горизонтальной плоскости сильный и длинный хвост, а лапы, снабженные перепонкой, помогают движению. По земле крокодилы двигаются неуклюже, медленно, одну за другой переставляя лапы и волоча брюхо по земле. Однако в минуту опасности крокодил может бежать довольно проворно.
Основной способ передвижения современных птиц — полет. Но летать они научились не сразу.
Первая птица появилась на земле около ста миллионов лет назад. Но об этом узнали совсем недавно. В 1877 году в Германии, раскапывая пласты сланцев, нашли хорошо сохранившийся отпечаток птицы на камне. Ее назвали археоптерикс, что значит первоптица.
Странная это была птица! Ростом с ворону. Вместо клюва — зубастая пасть. Хвост из двадцати позвонков, и на каждом пара перьев. Голова покрыта чешуей. На крыльях три пальца с когтями.
Летала первоптица, по-видимому, неважно: слишком уж жидки у нее были крылья и тяжелы кости. Скорее всего она могла только перепархивать с дерева на дерево. Зато лазил археоптерикс явно неплохо; когтями на крыльях он мог цепляться за кору и ветви деревьев.
Хвост с позвонками, когти на крыльях, зубастая пасть — все это говорит о том, что ближайшими предками первоптицы были двуногие ящеры.
В конце юрского периода появилось уже много различных птиц. Одни из них стали неплохими летунами, другие совсем разучились летать, но зато хорошо плавали или бегали. Впрочем, таких совсем мало. Все строение птиц приспособлено к движению в воздухе. Скелет у них прочный и вместе с тем легкий, даже зубы исчезли. Тело облегчено множеством воздушных полостей. Передние конечности превратились в крылья, удерживающие их в воздухе. В движение крылья приводятся сильными мускулами, прикрепленными к килеобразной грудной клетке. Органы дыхания, кожный и перовой покров, зрение и другие органы птиц тоже приспособлены к полету.

Птицы летают двумя различными способами. Если они непрерывно махают крыльями, то такой полет называют машущим. Если же они планируют, используя перемещение слоев воздуха, то говорят, что птицы парят. Воздух редко бывает абсолютно неподвижен, и обычно его слои перемещаются в самых различных направлениях. В зависимости от направления и скорости воздушных потоков птица, не махая крыльями, может подняться очень высоко, может парить на месте или стремительно опускаться.
Любая птица может и парить и летать, махая крыльями. Но одни птицы чаще пользуются машущим полетом, другие же, главным образом крупные птицы — орлы, грифы, аисты, альбатросы, — преимущественно парят.
«Сухопутные» парители — орлы, грифы — чаще пользуются восходящими потоками, и у них широкие, «разрезанные» на концах крылья. «Морские» парители — альбатросы, буревестники — летают над самой поверхностью моря, а здесь скорости воздушных потоков все время меняются и для парения нужны узкие длинные крылья.
Попав в непривычные условия, «парители» иногда терпят аварии. Случалось, что среднеазиатских грифов обнаруживали на Печоре. Там им совсем нечего делать, и залететь туда по своей воле они не могли. Очевидно, грифы попадали в поток воздуха, движущийся с большой скоростью на север, и, не сумев с ним справиться, в конце концов оказывались в лесах Северного Урала. Довольно часто грифов, особенно молодых, вылавливали из моря; таких «утопленников» немало в зоопарках Западной Европы. В воду они попадали потому, что не привыкли к характеру воздушных потоков над морем.
С другой стороны, «морские парители» часами летают над поверхностью моря, но, оказавшись случайно над материком, не могут бороться с восходящими токами воздуха и часто гибнут.
Интересно, что птицы «понимают», где им легче и безопаснее лететь. Орлы, аисты при дальних перелетах делают большой крюк, чтобы как можно меньше лететь над морем и больше над сушей. Наоборот, альбатросы облетают стороной сушу, и как бы ни удлинялся их путь, предпочитают лететь над морем.
Куриные птицы — глухарь, тетерев, куропатка — взлетают машущим полетом, а вылетев на открытое место, планируют, постепенно снижаясь, потом опять набирают высоту, часто махая крыльями.
Гуси, утки летят, почти беспрерывно махая крыльями, и лишь идя на посадку, планируют.
Своеобразно летают дятлы. Они после ряда сильных взмахов крыльями плотно прижимают их к туловищу и летят по инерции, используя разгон. Так же летают некоторые мелкие лесные птички.
Полет колибри, когда она «повисает» в воздухе над цветком, добывая нектар или притаившихся внутри цветка насекомых, называют вибрационным. И в самом деле, в это время птичка так часто машет крыльями, что их нельзя рассмотреть, точно так же, как пропеллер у летящего самолета. Очень часто машут крыльями, «застыв» в воздухе и высматривая притаившуюся в траве добычу, пустельга и кобчик.
Скорость полета птиц, по сравнению со скоростью современных самолетов, не так уж велика. Мелкие певчие птички пролетают в среднем 30–52 километра в час, куропатки, ласточки около 40, гуси — 70–80, утки — 80–95, наши стрижи-100-110, а иглохвостый стриж до 170 километров в час.
На скорость полета птиц сильно влияет ветер. При попутном птицы летят быстрее, а при встречном медленнее. Например, почтовые голуби в тихую погоду летят со скоростью 60–70 километров в час, при попутном ветре делают до 120, а при сильном встречном не более 20 километров в час. Плохие летуны, прежде чем пуститься в путь через большие водные пространства, ждут попутного ветра. Во время осеннего перелета на северном побережье Черного моря при южном ветре скапливается множество перепелов, которые буквально ждут у моря погоды.
Каких же птиц мы должны считать лучшими летунами? Стрижей? Действительно, они летают очень быстро. Зато не могут круто поворачивать и ловить насекомых, летающих в стороне, а при полете в лесу тотчас разбились бы о дерево. Ласточки летают в два раза медленней, но полет у них куда маневренней, и от них не скроется ни одно насекомое, очутившееся в поле зрения, но и ласточки не могут ловить насекомых в чаще леса. Рябчик летает совсем медленно, но может лавировать в самом частом сплетении ветвей. Для него скорость ни к чему, а важна поворотливость. А для куриной птицы — саджи, — обитающей в пустыне, важна именно скорость, ведь ей приходится ежедневно пролетать десятки, а то и сотни километров, чтобы добраться до источника и напиться. Для грифа важно долго находиться в воздухе без лишней затраты сил, ведь павшее животное не высмотришь за одну минуту. А утке, перелетающей с укромной дневки на место кормежки, нет нужды долго летать — ей можно помахать крыльями.
Создание орнитоптеров — летательных аппаратов с машущими крыльями — давно занимает умы ученых. Ведь на таких аппаратах можно достигнуть максимальной подъемной силы и свести к минимуму лобовое сопротивление. Особенно интересны проекты небольших одно-двухместных махолетов; на них можно совершать загородные прогулки, летать на охоту и рыбную ловлю.
Хотя полеты птиц изучаются еще со времени Леонардо да Винчи, до сих пор загадка их полета до конца не разгадана. Сейчас этими вопросами занимаются ученые многих стран, и надо надеяться, что надежные и удобные орнитоптеры появятся в ближайшем будущем.
Как мы упоминали, птицы не только летают, но умеют бегать, плавать и нырять.
Хороших бегунов среди птиц можно перечислить по пальцам. Прекрасно бегают страусы. Их не так-то просто догнать даже верхом на лошади. Из наших птиц лучше всего бегают жители степей — дрофы, стрепеты. Быстро бегут спасающиеся от преследования легавой собаки глухарь, тетерев, белая куропатка. Неплохой ходок коростель.
Большинство птиц ходят и бегают медленно. Посмотрите, как степенно вышагивают по пашне грачи или галка по деревенской улице. Даже при опасности они могут лишь незначительно ускорить шаг и, спасаясь, обычно сразу же поднимаются на крыло. Гуси, утки тоже неважные ходоки — своей переваливающейся походкой им не обогнать даже коротконогого ежа. Мелкие птицы — воробьи, чижи, соловьи — передвигаются по земле короткими прыжками. Это тоже далеко не быстрый способ передвижения. Совсем медленно, еле-еле сохраняя равновесие, шествуют пингвины.
Ни одна птица, попав в воду, сразу же не тонет: между перьями у нее находится много воздуха, и удельный вес сухой птицы значительно меньше единицы. Но как только перо намокнет, птица начинает быстро погружаться. Поэтому у водоплавающих птиц перья не смачиваются водой, а от охлаждения их спасает густой слой пуха и подкожный слой жира. У хороших пловцов, кроме того, вальковатое, уплощенное тело, помогающее легче преодолевать сопротивление воды.
Плавают птицы, пользуясь лапами, как веслами. Хороших пловцов среди птиц много: гагары, бакланы, утки, чайки. Но самые лучшие пловцы пингвины, они обгоняют катер, идущий со скоростью 40 километров в час.
Почти все плавающие птицы умеют и нырять. Лучшие подводные пловцы — гагары, бакланы, нырковые утки — могут оставаться под водой 2–3 минуты, а пингвины еще больше. Ныряя, птицы погружаются на значительные глубины: турпан, гага — до 6 метров; гагары, бакланы — до 9-10 метров, пингвины — более чем на 12 метров.
Большинство ныряльщиков движутся под водой с помощью лап, работая ими попеременно. Чистики гребут и лапами и крыльями, а пингвины только крыльями. Чомга под водой проплывает за секунду около метра, гагара около двух, а пингвин более десяти метров. Разогнавшись под водой, пингвины могут высоко прыгать; наблюдали, как они выскакивают на льдины, поднимающиеся над водой на высоту более двух метров.
Орлан, скопа, зимородок ныряют с разлета, используя скорость и силу тяжести. Плавать под водой они не могут и, схватив добычу, тотчас взлетают. А вот наземная птица оляпка может бегать под водой. Ее любимая пища — водные насекомые, за ними она охотится, бегая по дну ручья и распустив крылья, чтобы вода не выталкивала ее на поверхность.
В конце мезозойской эры, то есть около 200 миллионов лет тому назад, вымерли гигантские ящеры, а появившиеся недавно перед этим маленькие и хилые млекопитающие выжили. Одна из причин, по которым млекопитающие пережили своих грозных современников, — подвижность.
Основные способы передвижения современных наземных млекопитающих, точно так же как и их далеких предков, ходьба и бег. Бежать можно рысью, галопом, карьером. При беге рысью ноги перемещаются по диагонали: правая передняя — левая задняя и левая передняя — правая задняя. Если животные одновременно переставляют правую переднюю и правую заднюю ноги, то такую рысь называют иноходью. Галоп — это бег равномерно чередующимися прыжками, а карьер — предельно быстрый галоп, которым животные пользуются, спасаясь от преследования или догоняя добычу.

Рысью бегают олени, антилопы, лошади, собаки. На иноходь иногда переходят слоны, верблюды, медведи, лошади. Этим способом можно бежать быстрее, чем обычной рысью, однако переход лошадей в иноходь на рысистых испытаниях считается дефектом, и иноходцев снимают с соревнований.
Бег галопом у разных животных имеет свои особенности. Животные, обитающие в густых зарослях — носорог, тапир, кабан, — часто бегут не разбирая дороги, напролом, такой бег называют «таранным».
Копытные животные при прыжках отталкиваются обеими парами ног. Некоторые из них совершают огромные прыжки: испуганная косуля пролетает по воздуху 5–6 метров, горные козлы и бараны шутя перепрыгивают через четырехметровые расселины и могут вскакивать на выступы высотой до двух метров. Так же, передними и задними ногами, отталкиваются при беге галопом хищники — львы, тигры, гепарды.
Заяц отталкивается только задними ногами и при прыжке далеко заносит их вперед; получается очень типичный след с отпечатком задних лап впереди передних. Для тушканчика характерен зигзагообразный бег. Наблюдающему за его бегом кажется, что тушканчика мотает из стороны в сторону ветром. Несмотря на крохотные размеры, он делает прыжки до трех метров длиной. Самые большие прыжки совершают исполинские кенгуру. Спасаясь от преследования, они перепрыгивают через кусты высотой более двух метров и пролетают по воздуху 10–12 метров. При прыжках кенгуру прижимают к груди передние ноги и отталкиваются исключительно задними.

Многие млекопитающие могут не только отлично бегать и прыгать, но и прекрасно лазить по деревьям. Куница, соболь, енот живут и на земле, и на деревьях. Хотя это еще не настоящие жители верхних этажей леса, но лазают они очень ловко.
Еще лучшие «лазуны» животные, которые всю жизнь проводят среди ветвей. Древесный образ жизни прежде всего сказывается на строении передних конечностей. У первоклассных древолазов — полуобезьян — один палец на передних лапах отставлен в сторону, и это помогает им крепко обхватить ветвь. Если мы попробуем обхватить правой рукой возможно крепче запястье левой, отставив подальше большой палец, то мы увидим, что указательный палец нам не помогает. И вот у лемура толстого лори, потто, медвежьего маки указательные пальцы крохотные, они им совсем не нужны. У долгопята на концах пальцев есть присасывающиеся подушечки, а на подошвах твердые мозоли, и эти зверьки во время ночной охоты могут уверенно держаться за ветвь тремя лапами, а четвертой срывать плоды или ловить насекомых.
А у сумчатого «медведя» коала не только большой, но и указательный палец может противопоставляться остальным, и он обхватывает ветвь как клещами.
Есть млекопитающие, которые ведут полуводный или, вернее, земноводный образ жизни. А есть и такие, которые всегда живут в воде и никогда на сушу не выходят.
Ученые считают, что не только млекопитающие, ведущие земноводный образ жизни, но и водные произошли от наземных животных. В пользу этого мнения говорит хотя бы тот факт, что у китов сохранились от задних конечностей остатки бедра и голени, а в передних плавниках пять пальцев с суставами.
Те животные, которые не так давно стали полуводными, внешне мало отличаются от наземных. На первый взгляд не скажешь, что белый медведь, норка, водяная крыса — полуводные животные. Только при внимательном изучении можно заметить у них на лапах перепонки или густые оторочки из жестких волос, помогающие плавать.
Чем раньше животные вернулись в воду, тем лучше они приспособились к водной жизни: голова и туловище стали обтекаемыми, уши и ноздри стали замыкаться, хвост приобрел уплощенную форму, а главное — на лапах появились настоящие плавательные перепонки.
Вот как приспособился к земноводной жизни утконос. У него передние лапы снабжены широкими перепонками. Плавать с такими лапами очень хорошо, ходить по земле плохо, а рыть землю, казалось бы, совсем невозможно. Но утконос нашел выход из трудного положения. Бегая по земле, он загибает назад кисти лап и опирается на землю их наружной поверхностью. А когда утконос роет нору в береговом откосе, перепонки на передних лапах отодвигаются назад и обнажаются длинные острые когти. Хвост у утконоса, а также у бобра и выхухоли приобрел плоскую форму и помогает им управлять движением под водой.
Большую часть жизни проводит в воде бегемот. Он может как угодно долго плавать, выставив наружу только ноздри, глаза да уши.

Отличные пловцы морские выдры — каланы — и морские котики, у них конечности превратились в своеобразные весла-ласты, а вот по суше они двигаются очень неуклюже, хотя могут проползти не одну сотню метров.
Тюлени же совсем не приспособлены к передвижению по суше и с трудом проползают на брюхе несколько десятков метров. Зато пловцы они замечательные. Немало надо ловкости, поворотливости, быстроты, чтобы ловить стремительных рыб. Основным органом движения у ластоногих являются вытянутые назад задние конечности и хвост. Интересно, что эти животные могут уменьшать вес тела, набирая воздух в особые воздушные мешки, — это важно для сна на воде.
Все полуводные млекопитающие хорошо ныряют. Утконос может оставаться под водой 8-10 минут, выхухоль-12, бобры и тюлени — 15, моржи до 17 минут.
Киты очень давно переселились с суши в море и лучше других млекопитающих приспособились к жизни в воде.
У всех китов торпедовидная обтекаемая форма тела, помогающая преодолеть сопротивление воды. Главный движитель китов — задняя хвостовая часть тела. Когда кит плывет, его хвост двигается сверху вниз и описывает в воде пологую восьмерку. Плавники, так же как у рыб, служат рулями глубины и поворотов.
Крупные киты плавают со скоростью до 30 километров в час. Они могут глубоко нырять и оставаться под водой 20–30 минут, а гренландский кит может пробыть под водой полтора часа. Трудно поверить, что такие огромные животные, как киты, могут выпрыгивать из воды. А кит-горбач, разогнавшись под водой, целиком вылетает в воздух и, описав пологую дугу или даже сальто, с оглушительным шумом плюхается в воду.
Самые быстрые китообразные — дельфины, они шутя перегоняют катера, мчащиеся со скоростью 40 километров в час. Ученые долго не могли понять, в чем же секрет такой огромной скорости. Вода в 800 раз плотнее воздуха, и для того, чтобы преодолеть ее сопротивление, мускулы дельфина должны быть по крайней мере в десять раз сильнее, чем у наземных млекопитающих. Проверили — ничего подобного: сил на один килограмм мышц у них не более, чем, скажем, у лося или тигра. В чем же тогда дело? Было высказано предположение, что весь секрет в коже дельфина. Она гасит вихревые потоки, возникающие при его движении. Это было подтверждено многочисленными исследованиями, предпринятыми инженерами с целью использования полученных данных в технике.
Существует и другая точка зрения. Ученые-физики считают, что большие скорости движения дельфина объясняются исключительно совершенством его движителя. Однако уже сейчас построены опытные торпеды, надводные и подводные корабли с упругой оболочкой, которые при той же силе машины движутся чуть ли не в 1,5 раза быстрее.
Передвигаться в земле еще труднее, чем в воде или илистом грунте. С этой задачей успешно справляются не только дождевые черви, но и некоторые млекопитающие. Самый замечательный копатель, конечно, крот. Под землей он проводит всю жизнь, лишь изредка показываясь на поверхность. Основное роющее орудие крота — лапы. Они слегка вывернуты наружу и снабжены плоскими, острыми когтями. Прокладывая подземный ход, крот поворачивается вдоль продольной оси, выдвигая вперед то одну, то другую лапу. Разрыхленную землю он откидывает назад.
Быстрее всех, пожалуй, зарывается в землю трубкозуб. Родина этого необычного животного — равнины Африки. Селится он обязательно там, где есть термиты, они являются главной пищей трубкозуба. Проделав в стенке термитника отверстие, он засовывает в гнездо свое трубкообразное рыло и начинает работать длинным липким языком. Клейкий язык проникает во все галереи термитника, и трубкозуб втягивает его, проглатывает сразу сотни насекомых. Да их и немало надо, чтобы насытиться, — ведь трубкозуб величиной с добрую собаку.
Передвигается трубкозуб медленно, и бегом ему не спастись от врагов, от них он скрывается под землей. Трубкозуб роет землю передними лапами, а выкидывает ее на поверхность задними. Описан такой случай. Десять сильных мужчин, вооруженных лопатами, преследовали зарывающегося в землю трубкозуба, и только через семь часов им удалось его поймать.
На юге Европы живет небольшой зверек слепыш. Он очень редко появляется на поверхности земли и питается исключительно корешками и луковицами растений. Землю слепыши копают крупными, выдающимися вперед резцами, а чтобы земля не попадала грызуну в рот, губы позади резцов образуют предохранительный клапан.

Комментарии запрещены.