postheadericon Мир без насекомых


В годы второй мировой войны ученые открыли инсектицидные свойства одного химического вещества с очень длинным названием: дихлордифенилтрихлорэтан, или, как его стали впоследствии называть сокращенно, ДДТ. Затем было открыто другое инсектицидное вещество — гексахлоран, или сокращенно ГХЦГ. Эти вещества очень сильно действовали на насекомых, а на теплокровных животных, в том числе и человека, как будто не оказывали вредного влияния. Энтомологи-практики ликовали. Наконец, химия дала в руки работникам сельского хозяйства мощное орудие против полчищ насекомых-вредителей.

Изобретатели-химики получили международную Нобелевскую премию, вручающуюся за выдающиеся открытия.
Как-то вскоре после Отечественной войны на энтомологическом съезде я случайно услышал спор двух его участников. Один из них, практик, специалист по борьбе с насекомыми, расхваливал преимущества новых инсектицидов.

— Теперь проблема вредителей решена. Вредные насекомые скоро все будут уничтожены. Нам поможет ДДТ и ГХЦГ, — с уверенностью убеждал он своего собеседника.
— Подождите, подождите, — отвечал ему энтомолог, изучавший образ жизни насекомых. — А какое влияние окажут эти яды на полезных насекомых? Ведь этими ядами они также будут уничтожены все до единого.
— Это не имеет значения, — запальчиво возражал энтомолог-борьбист. — Для нас теперь ничего не значат насекомые — враги насекомых. У нас есть сильные яды. Мы можем вообще уничтожить всех насекомых, ведь среди них все равно больше вредителей.
И он решительно рассек воздух ладонью.
Эти слова задели энтомолога-биолога. Он покраснел, и, едва скрывая неудовольствие, сказал:
— Вы, энтомологи-борьбисты, имеете примерно такое же отношение к энтомологии, как артиллеристы к антропологии!
Два энтомолога долго продолжали спор в повышенном тоне, потом разошлись и больше уже не подходили друг к другу. Каждый из них упорно придерживался своего мнения.
С того времени прошло более двадцати лет. Ученые разочаровались в химических средствах — ДДТ и ГХЦГ. Они разрушали сложные связи, установившиеся в природе, погубили много полезных насекомых, у вредных вызвали появление устойчивых к ядам форм, в общем, принесли немало зла. И еще оказалось, что яды постепенно отравляют растения, животных и человека, изменяют биологические процессы в почве, заражают сельскохозяйственные продукты, с которыми и попадают в наш организм.
Будущее борьбы с вредными насекомыми — сочетание биологического метода и агротехники с химией
Проблема борьбы с вредными насекомыми оказалась гораздо сложнее, чем предполагали. Многоликая природа не выносит грубого вмешательства. Природу надо тщательно изучать, прежде чем вносить в нее какие-либо изменения. С вредными насекомыми следует бороться не только при помощи химических веществ, а умелым управлением взаимоотношений между вредными и полезными насекомыми.
В борьбе с вредными насекомыми будущее принадлежит искусному сочетанию химических средств с биологическим методом.
Вспомнив этот мимолетно услышанный разговор, я подумал о другом. А что бы стало, если бы исчезли все насекомые на земном шаре?
Жизнь на нашей планете облечена в очень сложные формы. В течение миллионов лет населяющие ее организмы находились в тесной взаимной зависимости и связи. Эта система зависимости и связи ранее существовала в своеобразном подвижном равновесии без заметных потрясений и катастроф. Но вот появился человек и стал изменять окружающую его природу. Леса, степи и пустыни, низины и горы он преобразил и подчинил своим потребностям. Многие виды растений и животных увеличили свою численность, но гораздо большее число видов стали редкими, а некоторые и вовсе исчезли с лица земли. Сейчас даже трудно вообразить судьбу организмов, населяющих землю, настолько она быстро изменяет свой облик. Изменяется и мир насекомых. Действительно, интересно себе представить, что бы стало, если бы совсем исчезли все насекомые?
Человек изменяет природу, изменяется и мир насекомых
На наши поля перестали бы нападать насекомые, и многие культуры начали приносить большие урожаи. Над лесами перестала бы висеть угроза периодических массовых размножений злейших вредителей. С лица земли исчезли бы все болезни, передаваемые насекомыми.
Но человек лишился бы такого продукта питания, как мед, и более не увидел бы чудесного натурального шелка. Ассортимент лекарств, которыми оперирует медицина, намного бы обеднел. Нашей промышленности пришлось бы срочно искать заменитель воска, а также высокосортного лака, получаемого из червецов.
Жизнь на нашей планете немыслима без насекомых
А во что бы превратились наши поля и леса, луга и степи, пустыни и горы! Постепенно исчезли бы все цветы, и наши глаза уже не радовали бы их яркие краски и чудесные формы. Все фруктовые деревья и многие огородные культуры исчезли бы. Их некому стало бы опылять, а те растения, которые и могли самоопыляться, постепенно бы выродились. Питание человека стало бы значительно однообразней, скуднее. Медицина лишилась бы многих лекарственных растений.
Исчезло бы множество птиц, услаждавших наш слух пением, и некоторые охотничьи-промысловые птицы. Погибли бы многие животные: летучие мыши, землеройки, кроты, ежи, барсуки и другие.
Долгое время в природе царил бы хаос. Сорняки, ранее уничтожавшиеся насекомыми, размножились бы в большом количестве. Вероятно, на земле развелись бы различные мелкие звери, мышевидные грызуны, ранее вымиравшие от болезней, переносимых насекомыми. Понадобились бы многие тысячелетий для восстановления какого-то подвижного равновесия в мире, из которого ушли маленькие создания, игравшие такую важную, но незаметную роль. Земля стала бы пустыней, с однообразной растительностью, без цветов, без аромата, без щебета птиц, неузнаваемо серая, монотонная и неприглядная. И стало бы на ней скучно и безотрадно ее главному жителю — человеку.
Нет, уж лучше пусть живут на Земле все ее жители, и красивые и безобразные. На нашей планете должно быть место всему, что создано природой, за исключением явно вредного и опасного, всей органической жизни — этому высшему проявлению материи.
Так пусть здравствуют маленькие обитатели нашей планеты. Пусть продолжают возбуждать в человеке любознательность, воображение и чувство восхищения жизнью.

Комментарии запрещены.